Звонок повторился. Гость проявлял очевидную настойчивость, уходить не собирался и отказываться от своей цели не желал.

— Ты бы открыла, Нюся, — спокойно заметил Юрий, покосился на нее, встал и направился в прихожую.

Синх завыл от счастья.

— Замолчи, собака! — крикнула Аня. — А то отдам обратно Ольге!

Почему-то перспектива возвращения псу не понравилась, и он злобно замолчал и присел, громко и выразительно постукивая хвостом по полу. Подтекст был таков: только попробуй! Не обрадуешься!

Юрий распахнул дверь. На пороге стоял Игорь, живо и радостно поблескивая черными глазами.

Блеск номер один, отметил Юрий. А неплохая у Игорька интуиция…

Как все нелепо, размышляла Аня.

— Ну, входи, раз пришел! — проворчал Юрий. — Чего на пороге жмешься?

— А ты, я смотрю, блин, тут уже за хозяина! — заметил Игорь. — Привет, конский щавель!

Этими словами Скудин демонстрировал наивысшую степень презрения. Взгляд черных глаз передернулся ненавистью. Синх радостно вертелся и прыгал вокруг него.

«Паршивый пес! — подумала Аня. — Отдам Ольге… Скажу: всех искусал, спасу нет…»

— Смотри не спои девку! — посоветовал другу Игорь, усаживаясь за стол. — Женский алкоголизм — страшная штука!

— Постараюсь, — лаконично отозвался Юрий.

— А я отошел на парсек от дома и решил вас навестить!

Он имел виду пару секунд. Аня иронически хмыкнула. Она все-таки была дочкой физика…

— Ты, видно, не знаешь, что такое парсек. Отойти на парсек — это значит отлететь на тридцать тысяч километров. Прочухал, знаток терминов?

Игорь постарался не реагировать.

— А ты, я смотрю, без затяжки куришь, — продолжал он, обращаясь к Юрию. — От этого бывает рак губы, учти!

— Обана!.. А если курить с затяжкой — рака легкого, по-твоему, быть не «может?

— Может. Обычное человеческое «Мальборо» — и рак обеспечен…

— Так что хуже? Разницу улавливаешь? Игорь молчал. С Юрием разговаривать непросто. Слишком находчив. Не то что другие…

Воробьев хитро усмехнулся:

— А чего же тогда плетешь? С логикой у тебя в порядке?

Молчание…