Юрий флегматично пожал плечами: .

— Зачем? Какие еще подробности о жизни тебя интересуют? По-моему, с ней все давно и у всех ясно.

— Думаешь? — удивилась Аня. — А вот остальные считают по-другому.

— Мне жаль их, Нюта, — холодно отозвался Юрий. — Очень" жаль. Но фишка в том, что мне нет до них дела. А им до меня.

Дальнейшее выяснение нюансов его непростого, смутного бытия ни к чему не привело. Он лишь досадливо передергивал плечами и просил Аню переключиться на другую тему. Явно темнил.

— Ты мне надоел, — злобно заявила она. Юрий даже не повернул к ней головы. Увлеченно курил…

— Чего так? — безразлично спросил он минуты через две.

— Из тебя слова клещами не вытянешь.

— Словами интересуешься?

— Конечно! Если они «хорошие…

— А какой дурак мечтает о плохих? — хмыкнул Юрий. — Я давно удивлялся, Нюся, что это ты вдруг выбрала меня в качестве своего идеала…

— Тебя?! — окончательно взбеленилась Аня. — Да кому нужно держать тебя за идеал?! Тоже мне образцовый мальчик! Наглый, как павлин, и загадочный до идиотизма! Я тайны ненавижу и детективы не читаю — не люблю! Это чтение для дураков! Вот! И вообще я живу не по примеру! Все примеры остались в школе, как решенные!

Юрий лениво потянулся. Анино эмоциональное выступление оказалось малоэффективным и абсолютно зряшным.

— Хотя вряд ли ты сам решил хоть один… — съязвила Аня.

— Я гуманитарий по природе, — невозмутимо заметил Юрий.

— По природе каждый человек должен быть гуманитарием, если говорить о корне слова, — ехидно объяснила Аня.

Все-таки чем он увлекается?.. Анька давно и тщетно пыталась проникнуть в его тайны, хотя твердила, как он ей надоел. Надоесть он ей не мог…