В последнее время Игорь вообще объявил, что изобрел лекарство от рака. Даже издал за свой счет брошюру на эту тему. Брошюру, где в конце волшебник указал свой номер телефона, мгновенно раскупили, и к нему повалил народ с удвоенной силой.

В день супруги Скудины зарабатывал не меньше тысячи баксов, а иногда и больше. Жили на широкую ногу, завели две сберегательные книжки, ездили отдыхать в Европу…

* * *

В подъезде возле лифта, скромно закрывшего двери и послушно ожидающего, когда страсти утихомирятся, увлеченно целовалась совсем еще юная, зеленая парочка. Аня тотчас наткнулась на них взглядом и засмеялась.

Паренек, стоящий к Ане лицом, выразительно махнул ей рукой по направлению к лифту. Дескать, езжай себе, тетя! Не заглядывайся на людей без толку! Не твое дело! И нечего тут топтать свои уже не слишком молодые ноги!

Аня нажала на кнопку, посмеиваясь. Скучающий в одиночестве лифт радостно распахнул перед — ней дверцы.

Паренек нахально помахал Ане вслед.

В квартире в нос резко ударил довольно привычный в последнее время тяжелый запах перегаpa и недавно открытой водки. Смешавшись в воздухе, они создавали на редкость гнусный аромат Роальд неподвижно сидел на кухне, уставившись невидящими, тупыми глазами в окно. Едва откроешь дверь — сразу эта постоянная, надоевшая картинка.

Кажется, все очень знакомо. И все-таки… Аня с ходу угадала нехорошее.

— Что случилось, сударь? — неласково спросила она, сначала смахнув со стола мусор, а потом быстро составив в мойку пирамидку грязных тарелок. — Ты когда-нибудь будешь мыть посуду. По-моему, не так сложно. При горячей воде. В чем проблема? И вообще, мне упорно кажется, что тебе давно пора слезть с моей шеи и заняться каким-нибудь делом, а не бесконечно критиковать мир.

Женщина бывает сострадательной и нежной, честной и справедливой только с теми, кого любит К остальным она порой безжалостна. Хотя Роальду это уже безразлично.

— Роман… — пробормотал он. — Ромка… И Полина…