Только она в который раз ошиблась. Халфин больше всего любил медицину и своих пациентов. Но выяснилось это немного позже.

А сейчас будущий доктор опоздал. Анька уже разыграла свои карты.

Она попыталась сурово нахмуриться. Вышло плохо и неискренне. Задуманная сцена, поставленная наспех, без репетиций, почему-то моментально сорвалась. Все-таки ей недоставало театрального опыта. Анатолий засмеялся.

— Как там твой муж? — неожиданно спросил он, пересаживаясь на ее сторону.

Не умеющая врать Аня безразлично пожала плечами. Анатолия очень порадовал этот жест.

— То есть пока еще ночами лежите рядом? И никто из вас не собирается делать ноги?

Сударь, я не планировала на сегодняшний вечер интервью, — сообщила уже увлекшаяся предложенной игрой Аня. — А ты, оказывается, наглец! И еще какой! Вот никогда бы не подумала, глядя на тебя!

Анатолий нравился ей все больше и больше.

— Вероятно, — сдержанно кивнул он. — Это не такой уж страшный диагноз! Во всяком случае, не смертельный! И не приговор!

Ане надоел беспредметный диалог.

— Ладно, мне некогда! — Она встала. — Тут еще дел полно! Пора завязывать с нашей бесконечной беспробудной пьянкой. Скоро мама приедет.

— Ты забыла добавить: «и муж», — спокойно дополнил Анатолий.

— Да, и муж! — с вызовом бросила Аня. — Ты чего добиваешься?

— А ты не понимаешь, дите неразумное? Как до тебя все долгонько доходит! Я даже не об этом, не о конкретном… Я о жизни вообще. Ты поймешь все значительно позже! Только как бы не припоздниться, Анюта. Время скачет очень быстро. Смотри не прогадай!

Аня мрачно покосилась в его сторону, грозно сверкнула на него глазами и суровым голосом учителя, оглашающего оценки за последнюю контрольную, велела всем выметаться, поскольку время истекло. Хватит пьянствовать, пора и честь знать, и вообще у нее мама, семья и все такое прочее… Повеселились — и будя!..

Студенты сначала заартачились, но потом вняли голосу разума и Анькиному и начали потихоньку расползаться по домам. Каждый из сокурсников и сокурсниц перед уходом обязательно желал на прощание чмокнуть в щечку милую и гостеприимную хозяйку, терпевшую их почти четверо суток.