Платон сыграл важную роль в процессе формирования концепта любовь. Основными компонентами креационного процесса выступают в его концепции "то, что рождается, то, внутри чего совершается рождение, то, по образу чего возрастает рождающееся. Воспринимающее начало можно уподобить матери, образец - отцу, а промежуточную природу - ребенку" (Тимей). Однако мировоззренческие акценты поздней эпической культуры обусловили доминирование в креационной структуре мужского начала: креационный акт стал пониматься как деятельность, субъектом которой выступает мужское начало (активное, а значит целеполагающее). Отцовский принцип выступает в Платона носителем целегенезиса, т. е. образа (идеи) будущего продукта, бо оформляет вещи по своему образу и подобию. Мир идей-образцов тождественен с небом, постольку, поскольку относится к мужскому началу. Постичь мир совершенных идей, пребывая среди сотворенных подобий, можно лишь посредством приобщения к тем телесным предметам, где образы воплощены наиболее адекватно, т. е. к прекрасным. Подняться к царству нетленных образцов может лишь влекомый эросом. Платон строит свою знаменитую лестницу любви и красоты: от единичного прекрасного тела - к прекрасным телам вообще - затем к красоте души - затем к неукам и т. д. - "до самого прекрасного вверх" (Пир). Платоном поставлена последняя точка в семантическом расслоении понятия любовь: любовь, ведущая человека по первым, доступным большинству, ступеням означенного восждения, он называет Афродитой Пандемос (всенародной); поднимающую же на вершину лестницы, к самой идее прекрасного, - Афродитой Уранией (небесной).

Аристотель уделял немного внимания проблеме любви. Понятие любви гармонично входит в его общефилософскую концепцию: в движении небесных сфер проявляется некая вселенская любовь к духовному принципу движения - неподвижному перводвигателю.

В целом, в античности любовь выступает как некая безличная сила, а эстетический идеал калокагатии, характерный для классического полиса, задавал установку на изначальное единство и имманентную гармонию тела и духа. Грек не задавался вопросом о природе и сущности любви.

3. Христианство