Писатель Оле довольно быстро надоел, поскольку говорил только о своих новых произведениях, с великими трудами вымученных за письменным столом, и о дочери, которую обожал. Прозаик, считающий себя знатоком человеческих душ, не догадывался о самых простейших вещах. Например, о том, что любая женщина, тем более молодая, жаждет, чтобы обожали лишь ее одну, и никого больше. Слабый и абсолютно беспомощный мужик, он даже сразу не сориентировался, что Оля — девушка. Да и вообще отличал ли он женщин от девственниц? Позже Ольга сильно засомневалась в этом.

В постели с ним ей тоже было бесконечно скучно и безнадежно тоскливо. Его монотонные движения тянулись до бесконечности. Оле надоедало ждать чего-то… А, собственно, чего? Она этого так и не поняла, пролежав рядом с писателем несколько месяцев подряд. Чем привлекает людей такая унылая любовь? Неужели она не бывает другой? Но тогда зачем она, для чего?..

Устав от глупости и безысходности ситуации, Оля перестала навещать своего старшего друга. Он сначала звонил ей и спрашивал, когда она приедет, а потом отвалился. Понял, наконец. Оля врала, обещала заехать то в конце этой недели, то в начале следующей. И без конца причитала и жаловалась на отсутствие времени.

Она продолжала усиленно следить за судьбой Игоря, который Олю попросту не замечал. Но она уже привыкла к этому, притерпелась и даже приняла как данность. Просто потому, что ничего другого не оставалось.

После школы Оля поступила в первый попавшийся вуз. Попался ей на дороге Институт связи. Ну и хорошо… Ей было, в сущности, безразлично. Никаких особых талантов и наклонностей Оля за собой не замечала. Но все вокруг твердили о необходимости, важности и ценности высшего образования, этой сомнительной дорожки на самый верх, хотя работали потом вовсе не по специальности. Вообще в России появилась и утвердилась лишь одна профессия — менеджер. По-английски — руководитель, заведующий, директор, управляющий… Без всякой узкой специализации, как вроде бы положено — либо мебель, либо мобильники, либо посуда. Россия — страна особая, здесь все иначе, чем у других, а потому — да здравствует универсальный менеджер! Просто менеджер на все случаи жизни.