Передо мной еще один вопрос: "Является ли полное взаимопонимание идеалом Любви?". И да, и нет. Крайности сходятся. Если будет полное понимание - не останется места Любви. В Любви должно быть "Нерефлексивное понимание", "экзистенциальное понимание", т. е. должна быть "слитность", "единство" мыслей, чувств, переживаний, которые переживаются, проживаются, экзистенциально реализуются, но менее всего осознаются Разумом, "понималкой", Рассудком.

Но я могу ошибаться! Возможен и другой ответ: не единство в одинаковости, единство в разнообразии, взаимодополняемость комплиментарность."

Опыт учит нас, что психоаналитическая терапия – освобождение человека от его невротических симптомов, запретов и аномалий характера – требует много времени. Поэтому с самого начала предпринимались попытки сократить продолжительность анализа. Такие попытки не требовали особого обоснования; можно было заявить, что они основаны на очень веских доводах разумности и целесообразности. Но в них прослеживался и по-прежнему действовал тот род нетерпеливого высокомерия, с которым медицинская наука прежней эпохи относилась к неврозам как к неуместным последствиям невидимых повреждений. И если ей и приходилось уделять им внимание, то нужно было отделаться от них побыстрее.

Особенно энергичную попытку сокращения продолжительности анализа предпринял Отто Ранк в своей книге «Травма рождения» (1924). Он предположил, что действительный источник неврозов – это акт рождения, поскольку он включает возможность «первичной фиксации» ребенка на матери, впоследствии не преодоленной и сохраняющейся в форме «первичного вытеснения». Ранк надеялся, что если в последующем анализе будет проведена работа с этой травмой, то удастся избавиться от невроза в целом. Так один маленький кусочек аналитической работы избавит нас от необходимости делать все остальное. И для того, чтобы осуществить это, понадобится лишь несколько месяцев. Не спорим, аргументы Ранка были смелыми и остроумными; но они не выдержали испытания критикой.