Оттуда осторожно появились верные любительницы российской попсы и потихоньку двинулись к подъезду. Дядя Митя отвоевался и исчез, теперь опасаться им некого.

— Прибить юных поклонниц могут ненароком, — задумчиво произнес Роальд. — И суд присяжных убийцу оправдает… А какой смысл в их походах сюда? Они что, рассчитывают все разом, вдесятером выйти за этого Аполлонова замуж? Фамилия говорящая… Хотят подбить его на создание гарема в центре Москвы? Но он, судя по всему, не мусульманин.

— Мы о том же твердили. А что толку? Это опять к вопросу о пресловутых дырках. Видишь, две из них в брюках с дырками?

— Стиль, — бросил Роальд, внимательно рассмотрев юных обладательниц дырок.

— Дырки на попе — мода?! Странновато, сударь… Вы не находите? По-моему, они не подходят никакому стилю. Хотя я, видимо, устарела. Прежде всего, у них дырки в голове. На них мода не проходит никогда. А уж вследствие этого — все остальное. Всякие там безумные увлечения и поклонения. Теперь я тебе, наконец, объяснила понятно? Несмотря на отсутствие педагогического таланта.

Роальд кивнул. И вдруг выдал жалобно:

— Не знаю почему… Это какая-то глупость… Вы совершенно разные. Но мне все время кажется, что ты на нее страшно похожа… Анюта, не бросай меня, пожалуйста!

— Пока не собиралась… — удивленно отозвалась Аня. — А на кого это — на нее?

— Не важно. — Роальд помолчал. — Помни мою надпись на гараже… Я позвоню тебе завтра…

* * *

Они заснули не надолго, всего на полчаса… Аня уткнулась носом в его плечо. И проснулась от его всегда бодрого голоса:

— Аннушка, пора! Поднимайся! Нас ждут наши родные семьи!

— Я видела нехороший сон… — мрачно поведала она, открывая глаза.