Он попытался срочно пересмотреть свои отношения с действительностью и взгляды на жизнь. Похоже, годы будут просто проскакивать теперь мимо, один за одним, быстрые и незаметные. Будто ненужные… А что дальше? В принципе всякие там учебы и работы Игоря интересовали не слишком, защищаться он не собирался — кому нынче нужны эти диссертации? Истфак выбрал исключительно ради того, чтобы вновь всех изумить и ошарашить. А особенно поиграть на нервах у матери. Устраиваться в престижную фирму на хорошие деньги или самому заниматься бизнесом Игорь тоже не рвался. С одной стороны, презирал новоявленных бизнесменов и торговцев, с другой — отлично понимал, что никакая фирма держать его долго не станет. Достаточно ему раза два сильно набраться.

Тогда что остается? Чем жить, куда себя девать? Время вдруг показалось ненужным. Оно тяготило, мешало. Лишнее, лишнее… Постоянно тянуло напиться и впасть в блаженное отрешение от мира и себя самого.

В институт он не поступил, к торжеству отчима, великого психолога — он же все это предсказывал! — и осенью ушел служить. Мать паниковала, бабушка плакала. Но Игорь был абсолютно спокоен. Его невозмутимость основывалась на связях матери.

Она, конечно, моментально засуетилась, отыскала среди своих выпускников-спортсменов одного волейболиста с папой-генералом и бухнулась военному начальнику в ноги. В переносном смысле, разумеется. Генерал сжалился над несчастной матерью-страдалицей — Надежда Михайловна преподнесла себя в качестве матери-одиночки, у которой вся жизнь — в единственном сыне. И если Игоря убьют… Нет, этого она не переживет…

И Скудина направили служить в войска связи под Москву, куда мать и бабушка наведывались к нему каждые две недели, а то и чаще. Возили еду, деньги и витамины.

Из армии Игорь почему-то вдруг решил написать Анюте. Ему было одиноко и неуютно, несмотря на мамино-бабушкинскую опеку. Да и что за радость восемнадцатилетнему парню от приездов заботливой маменьки?