Оля иногда звонила ему. Просто так. Рассказывала о своей жизни и о собачках, чья непрерывно отрастающая шерсть приносила немалые доходы. Видимо, влюбленная девушка ждала от Игоря каких-то действий и надеялась на перемены в его и своей судьбе. И вот, наконец, дождалась… Нет, Олю приглашать никак нельзя, это откровенный садизм.

Другая мысль показалась Игорю тоже интересной и забавной, во всяком случае, не менее нестандартной. До такого варианта, пожалуй, никто, кроме Скудина, не додумался бы. А не пригласить ли ему свидетельницей Аньку Литинскую? По доброте душевной она согласится выручить старого доброго школьного приятеля.

Не теряя времени даром, Игорь набрал номер. Аня оказалась дома, и он коротко и ясно изложил ситуацию. Дескать, помоги, больше некому, нет у невесты Алевтины подруг.

Аня удивилась, но высказывать удивления разумно не стала. Она всегда отличалась толковостью и тактичностью.

— Когда и куда приходить? — спросила она. — Подожди, возьму ручку записать… А кто твой свидетель?

Со стороны жениха свидетельствовать пообещал Воробей, Аня засмеялась:

— Забавно! Как говорит моя мама, неожиданный поворот сюжета!

Игорь возрадовался одобрению:

— А я вообще очень умный, догадливый и остроумный. И у меня ярко выраженная склонность к моделированию неожиданностей.

Вечером Юрий хладнокровно спросил Аню:

— Свидетельницей будешь?

— Буду. — Аня не стала отрицать очевидность, которую все равно не скроешь. — А ты против?

— Да мне наплевать! — грубовато отозвался Юрий. — Дело в другом. Мне нужно тебя кое о чем предупредить, поскольку ты не видела Игореву избранницу…

— Она такая необычная? — залюбопытничала Анька. — Да, наш Игорек это обожает! Иностранка, еле-еле бормочущая по-русски? А может, негритоска? Или чукча из чума?