Оказалось, Гарик едва не отправил на тот свет родного брата сослуживца Эдуарда Викторовича. И отчим окончательно озверел и собирается разобраться с пасынком по-своему.

— Это как же? — поинтересовался Игорь. — Топором зарубит, что ли? А его коллеги, все как один, такие же идиоты, как он сам! Давно известно! Им бы всем, кроме высшего образования, иметь бы среднее соображение!

Мать еще покричала и ушла разговаривать с лечащим врачом.

Игорь лежал и тосковал по бабушке Анюте. Кроме бабули, его на этом свете не любил никто…

* * *

Воробьевым неожиданно позвонила давно запропавшая Ольга и тревожно, срывающимся голосом спросила, что случилось с Игорем.

— А что с ним могло случиться? — рассеянно и равнодушно ответила вопросом на вопрос Аня. — Лежит себе в больнице… Лежится…

— Как в больнице?! — закричала Ольга. — Я позвонила ему домой, его краля лепечет что-то невразумительное! Я от нее только вытянула, что это ты положила его в клинику! Что с ним?!

— Пить надо меньше, — лаконично отозвалась Аня.

— Ты же врач! — продолжала изводиться Ольга. — Чем он болен?! И где эта больница?

— Бери ручку и пиши. — Аня тяжело вздохнула. — Ну, ты и глупая! Только один этот негодяй на уме!

— У меня один негодяй, у тебя — другой! — резонно отпарировала подруга. — Значит, у него плохо с печенью? Я правильно поняла?

— У него, прежде всего, очень плохо с головой и с совестью! — объявила Аня. — Но это не лечится!

Получив адрес клиники, Ольга, нагруженная фруктами, явилась навестить больного. Черные скудинские глаза тотчас засияли. Блеск номер один… Или четыре? Ольга не разбиралась так хорошо в этих блесках, как Воробьев. Эх, сюда бы его, этого длинного, для разъяснений! Но Юрий проведывать приятеля не торопился, зная подноготную его закладки в больницу.

Ольга зачастила в палату. Подолгу сидела возле Игоря, любовалась его темными бездонными очами и слушала всякую дребедень. Лучшего слушателя Скудину было не найти. Ольга давно отлично знала, что Скудин не отличается терпимостью и юмором. Но никогда не пыталась навязывать ему свою точку зрения. Просто спокойно и с удовольствием бесконечно выслушивала в любой обстановке.