О таких вещах она уже что-то слышала. Какое-то там магнитное поле или нечто подобное… Это называется еще «лозоходством», а точнее, биолокацией. Человек берет в руки два прутика, вязальные спицы или вот такую металлическую рамку и начинает исследовать то место, где предположительно воры спрятали награбленное или закопали труп. Принцип действия довольно прост: там, где рамка задрожала, спицы или прутики внезапно скрестились, а поисковик или экстрасенс слегка заволновался, — там следует искать. Точно так же ищут и болезни у человека.

Правда, Полина читала, что статистика свидетельствует о провале этого метода. Лишь в тринадцати (это символично!) случаях из ста удавалось раскрыть преступление с помощью экстрасенсов. Значит, дело в простых совпадениях. А их в нашей жизни немало.

Но пока она все это вспоминала и размышляла, маг начал творить чудеса, то есть объявлять о ее болезнях. Странно, но он угадал. Хотя, если разобраться, у какой женщины Полиного возраста не болит и не кружится голова и не прыгает давление? Вариант почти беспроигрышный. Годится для любой дамы в районе сороковника.

Но самое интересное началось дальше. Сеанс оккультизма или лечения — называй как хочешь! — потомственный колдун оформил соответствующим образом и довольно продуманно. Многочисленные сопутствующие атрибуты — фетиши, обереги, свечи, амулеты — должны были и воздействовали во время сеансов на все органы чувств пациентов. Особенно сверхчувствительных.

В комнате на столе находился большой шар, непременный участник паранормальных действий, сделанный из технического стекла, выдаваемого за хрусталь. Шар окружали свечи. Игорь отлично знал, что, если смотреть внутрь шарика до отупения, перед глазами клиента обязательно возникнет необходимая картинка.

Присутствовали и другие атрибуты медитации, в частности источники слуховых ощущений — аудиокассеты с духовной музыкой Восточной Азии, и множество подвесок, издающих при соприкосновении или дуновении ветерка мелодичные звуки.