Не возражаешь?

— Спасибо… — пролепетала Аня.

— А кстати, — невозмутимо продолжала золотая свекровь, — зачем тебе Дениса отправлять в лагерь? Лишние траты! И кормят там детей какой-то отравой, пригодной лишь для беспризорников! Я могу забрать и его.

— Спасибо… — снова прошелестела Аня.

Это было их счастливейшее лето вдвоем. Роальд даже почти перестал пить.

Но когда дети вернулись, все стало значительно хуже. Даша еще сильнее прикипела к отцу и бабушке, чего Аня совершенно не учла. И теперь вечерами бросалась на пол, истерически билась об него ногами и головой и кричала:

— Я хочу к папе! Я хочу к папе! Отвезите меня к нему!

Денис смотрел на нее осуждающе, но молчал. Он был очень привязан к матери.

Тогда и случилось несчастье с Романом.

27

Полина задумала показать брата великому кудеснику и врачевателю.

К тому времени полоса удач у двоих потомственных колдунов сменилась периодом временного невезения. А затем постоянного.

Больные внезапно перестали выздоравливать. Словно сговорились. И покинувшие их неверные возлюбленные тоже отказались возвращаться по воле Игоря. Начались жалобы, недовольство крепчало, люди стали скандалить, требовать вернуть свои деньги или немедленно исправить результат.

Не помогал уже и привычный рефрен Скудина, скандирующего и нагло повторяющего, что они не выполняли его требований и распоряжений, а потому сами виноваты во всем.

— Мы делали все, как вы сказали! — орали одураченные наивные люди. — Абсолютно все! Верните наши деньги!

Игорь в ответ хамил и посылал далеко и подальше. Так же точно научилась себя вести с обманутыми и качающими права пациентами и Алевтина. Все равно жаловаться на лжекудесников некуда и некому. Да и кто виноват в том, что у тебя самого плохо варят мозги и ты веришь каждому встречному-поперечному, убеждающему с пеной у рта в своей гениальности и сверхспособностях?!

Хуже всего стало, когда двое больных умерли. У них диагностировали рак в последней стадии, и лечить их было по меньшей мере неосмотрительно. Но Игорь со свойственными ему амбициями и фанаберией взялся, уверяя несчастных, что все поправимо. Сколько денег ему перетаскали…