Не напрягай свое воображение! Все равно не угадаешь, — буркнул Юрий. — Хоть я давно знаю цену Скудину и всем его представлениям. Но он все же мой друг и бывший наш однокашник. А баба у него… Ну, как бы тебе получше объяснить… Ты врать не умеешь, что очень плохо, у тебя на лице всегда все написано. Из ста человек сто тебе не поверят! Постарайся не испугаться и не выдать своего изумления и ужаса, чтобы не обидеть Гарика. Его Алевтина страшна, как каменная тумба, поставленная при дороге еще до нашей эры. Аня недоуменно помолчала.

— А зачем же…

— Не задавай дурацких вопросов! — резко оборвал ее Юрий. — Еще затейся поспорить о вкусах! Кому нравится автобус, а кому — телега с лошадью. Она ему нужна — вот и все! Зачем да почему! И вообще у каждого из нас совершенно разное зрение. А Гарик у Алевтины на подпевках. Она его мощно захомутала, колдунья! Ему теперь не вырваться. Прочухала, наконец? В общем, все увидишь в ЗАГСе. Опять в том же самом незабываемом учреждении. Эх, раз, еще раз, еще много-много раз…

* * *

После приема страждущих Алевтина привычно интересовалась у Игоря:

— как обстановка?

И он радостно откликался:

— Полный порядок! Все живы!

— Ясно! — кивала Аля. — Это самое главное. Как-то раз, случайно забежав в гости, Юрий бросил ей за столом:

— Учти, Алевтина, Скудин — человек злой и комплексующий.

Игорь неестественно захохотал. Старая дружба трещала по всем швам. Но это горькая закономерность, поскольку все человеческие недостатки с возрастом становятся острее и нетерпимее. Хотя они оба еще пытались сохранить дружеские отношения.

Юрий вначале тоже дивился на их бизнес, но потом философски изрек, что в принципе любое дело, приносящее прибыль, можно считать удачным. Так что какая разница — продавать нефть или колдовать?..

Игорь привычно сиял и без конца пил пиво.

— Только пьешь ты через край и лыбишься слишком много, — заметил приятелю Юрий. — Видимо, считаешь, что улыбка украшает человека, но не понимаешь, что не стоит ходить всю жизнь с разинутым ртом. Вдобавок беззубым.