Холодная безликая штамповка! Главное — ребенок! И на мой взгляд, ты вроде бы тоже до сих пор не замужем… Так что нечего выступать!

Она абсолютно права. У Евгении Александровны вечно не хватало времени на Анюту… На все хватало, а на дочь почему-то нет… Думала, большая, взрослая, выросла… Она потерянно молчала. Аня подошла к ней, присела на корточки и примирительно заглянула в лицо. И повинилась:

— Мама, знаешь, я стала какая-то неудержимая! И ничего не могу с собой поделать… Вот… Зато у тебя будет внук или внучка! — гнула свое хитрая Анька. — Ты кого хочешь больше?

— Тройню, — мрачно отозвалась Евгения Александровна.

— Неостроумно! — обиделась Анюта. — Троих нам все-таки не поднять. Очень тяжело! Даже с помощью папы.

— А с одним, ты считаешь, запросто справимся?! — вновь взорвалась мать. — Ты бы поинтересовалась заранее, сколько сегодня стоит упаковка памперсов! И учти — завтра она будет стоить намного дороже! Что ты себе думаешь?! Разве мы с отцом для того тебя пестовали, для того горбатились на тебя шестнадцать лет, чтобы ты, как полная дура, разрушила в один день все?! Всю свою жизнь?! Когда станешь взрослой, когда уплатишь нам сполна свой дочерний долг, вот тогда будешь вольна делать с собой все, что угодно! А до тех пор помни, что ты в долгу!

Вот оно как, оказывается… Она еще вдобавок в долгу…

Аня злобно нахмурилась:

— Ты на ходу меняешься и превращаешься в мерзкую тещу и требовательную мать! Вот! А с детей долгов не требуют!

Она равнодушно махнула рукой. Мать уже становилась такой далекой, такой непонимающей… И пусть ее… Но сдаваться не собиралась ни одна, ни другая.

— А твой этот… как его там?.. Так называемый муж… Он собирается работать, жениться на тебе и растить своего ребенка?

— Собирается, — отозвалась Аня. — Очень даже собирается. Даже придумал имена. И для девочки, и для мальчика.

— Молодец! — похвалила Евгения Александровна. — Имена — это самое главное! Что может быть важнее имен?! Все остальное — ерунда!..

* * *