Как существительное древнерусское слово любо воспроизводит древнейший индоевропейский способ образования абстрактных имен чувств, качеств и т. п. - без всяких суффиксов от прилагательных, так, например, в латыни: verum "истина", по форме просто прилагательное среднего рода "истинное, верное". Позднее в истории каждого отдельного языка эти первичные имена заменяются суффиксальными - латинское veritas, русское любы, любовь.

Что означал сам корень люб-?

Ближайшую и единственно точную параллель к славянскому дает готский язык, где имелось прилагательное liufs "милый, любимый" и производные от того же корня. Однако это качество было лишь одним из значений данного корня. Косвенным образом, по семантическим следам восстанавливают еще два значения: "надежный", готское ga-laubjan "верить"; "ценный", готское ga-laufs; все эти значения как бы совмещены в древне-верхне-немецком ga-laub "возбуждающий доверие, приятный". Плюс значение в современном немецком glauben "верить", Glaub муж. "вера" (в том числе и в христианском смысле).

Эти семантические признаки указывают на то, что концепт "Любовь" развивался по той же семантической модели "взаимных отношений двух лиц". В зеркале языка "Любовь " представляется как результат попеременной инициативы, "круговорота общения", "себя" с "другим", агенса А с агенсом В.

Глагол любить, каузатив, первоначально означал, что некто, агенс А, "сам" возбуждает желание, чувство любви в "другом", в агенсе В, после чего наступает "состояние любви" у агенса А. Это заставляет обратить внимание на элемент "попеременного сравнения", взаимного уподобления двух лиц.

Действительно, его можно найти в русской и английской языковых моделях этого чувства - в концепте "Нравится". Действию "нравления, которое будет протекать во мне, в агенсе А, предшевстаует внутреннее состояние подготовки, "приноровления", протекающее в "ней" или в "нем", в агенсе В. Это более точно выражается словами "подходят, начинают подходить друг к другу" - здесь перед нами элемент сравнения.