И бросилась почти бегом из парка. Вслед ехидно засмеялся довольный Юрий, избавившийся, наконец, от тяжкой обузы в виде крупной девицы в розовом. Цвет несбывшихся надежд… У его приятеля все-таки на редкость своеобразный вкус. Но настойчивый Игорь догнал Алевтину.

— Я провожу! — заявил он. — И заодно запишу телефончик.

— Мне некуда звонить! — отмахнулась она. — Я живу в общежитии…

— И там нет телефона? — удивился Игорь. — Что-то я такой общаги еще не встречал. Этого просто не может быть, и вы, дорогая девушка, лапшу мне на уши не вешайте. У меня начинает задумываться одна очень интересная мысль…

Он был упорен, как маниакально долбящий кору дятел. Глядишь, и отыщется где-то в глубине червячок…

Аля молча торопливо шагала впереди Игоря к метро через мост. Ветер, взлетающий от реки резко вверх, подхватывал ее волосы и забавлялся ими в свое удовольствие, перебирая и перепутывая прядь за прядью. Алевтина молчала, зато ее добровольный провожатый весело болтал, не смущаясь и активно соперничая со звуковой рекламой в метро. Возле общежития он заставил Алю продиктовать номер телефона, победно хмыкнул, прощально и празднично просиял напоследок черными глазами и исчез.

Игорь был уверен, что девушка в розовом дала абсолютно правильный номер: такие, как она, не обманывают. Просто потому, что еще не успели этому научиться.

* * *

Осень пришла, как всегда, в сопровождении гриппа. В троллейбусе чихали, в метро кашляли, на улице осипшими голосами интересовались, который час. Зачем им, болезным, время? Не все ли теперь равно? Езжай домой и хворай на здоровье."Главное — сиди в тепле и носа никуда не высовывай.

В газетах и по телевидению настойчиво рекомендовали принимать аскорбинку, запастись фервексом и пореже выходить из дому.

Последний совет казался особенно дельным — сидеть дома действительно лучше. Всегда. До конца дней своих. Ну, можно для разнообразия выйти в магазин…

Но и спускаться лень. Игорь уже четвертый день проводил безвылазно в родной квартире. Явившаяся на дом врач бюллетень дала запросто, заметив, что больных — уйма, и тотчас резво ускакала лечить других.