Аня злобно стиснула зубы. Она подобных Игорю не переносила. Но сдаваться и покидать поле боя пока не собиралась.

— Язык тебя украшает еще меньше, чем все остальное! — не осталась в долгу Алевтина.

И зачем она вообще связалась с этим волосатым кривоногим черноглазым малышом?! Когда-то мама предостерегала — темные глаза опасны. В них трудно что-либо рассмотреть. Аля посмеялась, хотя запомнила. Как же она еще глупа, неопытна, безрассудна… Просто дура серая!

Пока Игорь собирался с мыслями для ответа — Аля заметила, что он вдобавок еще и тугодум, — она встала и побродила по комнате. В квартире застыла тишина, наполненная запахами поздней осени и кухни.

Под стеклом стояла фотография — улыбающийся щербатым ртом Игорь с бокалом вина в руке.

— Да ты, оказывается, шибко вино любишь! А вроде с виду порядочный!

— Чем же это я такой порядочный? — пробурчал удивленный и очень польщенный Игорь, хотя его нелегко изумить.

Никто из знакомых девиц, бросавших его, самое большее, через два-три месяца после знакомства, даже в забытьи и в тяжелом бреду не решился бы дать подобное определение. Уживаться со скудинским тяжелым характером не пожелала ни одна. Да и ему была нужна такая, которая бы ничего от него не требовала, никаких претензий ему ни по каким поводам не предъявляла, на колкости не обижалась… Лишь тогда их отношения могли бы затянуться, угрожая принять чересчур устойчивую форму.

Но такой до сих пор не находилось.

— В этом мире я — как пьяный среди трезвых. А может, наоборот: как трезвый среди пьяных, — изрек Игорь и сам призадумался над хитро закрученным смыслом своих фраз.

— Мудрено! — хмыкнула Аля. — Ну ладно, вот ты человек, я вижу, вроде порядочный. Да? — повторилась она, подойдя к новому другу вплотную.

— Надеюсь, — отозвался Скудин, весело ощерившись беззубой улыбкой.

— А смотрю — за женским полом бегаешь! — продолжила свою мысль Алевтина. — Одно с другим как-то не увязывается, тебе не кажется?

— Не кажется, — ухмыльнулся Игорь. — А что, по-твоему, преклонение перед женским полом — непорядочность?

— Ах, по-твоему, это называется преклонение? — насмешливо пропела Аля. — Вот не знала…

— А как же это называется?

— Я бы сказала, но не люблю неприличных слов.