А Дашкин злой хомячок давно следил за волнистым попугайчиком Сенькой. И подкараулил-таки. Дождался, терпеливый, когда рассеянная Дашка забыла закрыть его клетку, и выбрался на волю. Знал, что Сенька часто беззаботно летал по комнате. Этот злобный хмырь выждал удобный момент, схватил беспечного Сеньку за горло и прокусил.

Ане позвонил на мобильник встревоженный Денис, скороговоркой доложил ситуацию и добавил, что Даша рыдает. Пришлось все бросить — Аня была с Роальдом — и мчаться домой спасать глупого Сеньку. Роальд за рулем всю дорогу хохотал над проблемой и предлагал купить на Птичьем рынке другого волнистого попугая. А еще лучше — двух. На всякий пожарный. На случай происков врагов и хищников. А хомяка судить и приговорить за покушение на попугая к пожизненному заключению.

Сеньку удалось спасти. Алик быстро доставил его в ветеринарную клинику, где рану зашили и посоветовали бледной от страданий Дашке поместить двух врагов в разные комнаты. И всегда плотно закрывать двери.

Дашка послушно кивала и смотрела на Сеньку с нежностью и любовью. ,

Правда, злобного хомяка она тоже любила и не отказалась от него даже после случившегося.

У Ани никогда не хватает времени на детей… Никогда… Почему?..

Денис, когда моется, вечно заливает водой пол в ванной… И Аню это безумно раздражает…

Роальд вновь украдкой взглянул на нее.

— Зато теперь у нас огромное небо, одно на четверых, — хмыкнул он. — Сколько нас в твоем распрекрасном сне? На двоих было у Адама и Евы, но они его по недомыслию потеряли. И нам в небесах очень близко до конечной цели, далеко лететь не придется…

— Замолчи! — крикнула Аня. — Как ты смеешь так острить?! Это кощунство!

— Нет, — пожал плечами Алик. — Вовсе нет… И всем нам лучше именно шутить. Иначе станет совсем плохо. Смех словно равняет всех и сближает.

Он говорил правду. С ним приходилось согласиться. Но Аня не желала этой правды и не могла с ней смириться.

Стало быть, никого нет. Ни мам, ни пап, ни детей… И никто там больше никого не ждет… Некому…